00:04 

J'en ai froid dans le coeur.
Любовь может быть и острее бритвы, и куда опаснее, чем героин.
Хочется верить, что ты слышишь мои молитвы, хотя грех мой всего один.
Я тебя пыталась забыть и сама забыться, но до сих пор ты сидишь во мне.
Тупая боль, что в душе томится, каждую ночь приходит ко мне во сне.

И хочется вырвать, вырубить, вычистить, чтобы суметь все начать опять.
Почему именно ты из тысячи, почему никак не могу эту связь порвать.
Я тебя любила до невозможности, до потери пульса и отчаянной пустоты,
Но как только время настало сложное, ты за миг сумела спалить мосты.

Мне остался один лишь пепел и тернистый путь вперед, но уже без «нас».
Ты до сих пор во мне вызываешь трепет, хоть и клялась я себе не раз.
Ты до сих пор меня держишь до удушения, потому что знаешь, что я уйду.
Ты сама доводишь все это до разрушения, но я тебя прощаю, любимый друг.

Хоть мое терпение и железное, но нет больше сил мое сердце с тобой делить.
Эта связь уже до того болезненна, что лучше не глядя с плеча рубить.
Ты до сих меня называешь ангелом, хотя сама давно не моя принцесса.
Я не знаю, что на меня нагрянуло, но я устала искать в твоей жизни место.

Я обещаю, что жизнь не кончится, и на деревьях вновь прорастут цветы.
Просто мне оставить все это невыносимо хочется и уйти, куда позовут мечты.
Мне больше нельзя теряться, мне теперь только упрямо идти вперед.
Настало время с тобой прощаться, даже если с этим что-то во мне умрет.

20:55 

J'en ai froid dans le coeur.
Я однажды все же ее найду. Ту самую, для которой
Все сны мои, все стихи, слова,
Для кого возродившись смогу я стать
Чуть сильнее, быстрее, выше. Стать единственною опорой.

Я узнаю ее, не отпущу и не позволю себе сбежать.
Расскажу ей и правду, и тайны мира.
Может, раньше я и любила,
Но только ей свое сердце без сожалений смогу отдать.

Я тихо скажу ей: «Ты знаешь, я все эти жизни тебя искала.
Ошибки делала раз за разом,
Купившись на диковинки и на стразы.
Но в тебе я нашла и свой конец, и свое начало.

Я на этом пути так бездумно раздаривала тепло,
Взамен на страдания и усталость,
Что почти ни капельки не осталось,
Но все что есть – для тебя, тебе и во веки веков твое.»

Темной ночью под старым пледом крепко сожму я ее ладонь.
Буду шептать о любви и вере
И улыбаться, не зная меры.
Губами коснусь и опять по новой в сердце моем всполыхнет огонь.

00:54 

J'en ai froid dans le coeur.
Мне даже смешно от того, насколько мы похожи и как различны.
Она не будет молчать, я же вообще не люблю говорить публично.
Она словно разрывная пуля, я - максимум отсыревший порох.
Но что бы не говорили, мы тот еще вместе наводим шорох.
Я – полнейший задрот и почти невъебенный хакер.
Она обычно жжет на полную, я же тушу все нахер.
Она меня учит себя вести и всяким хорошим манерам.
Я же делюсь с ней деталями каждой своей аферы.
Если она – дурдом, то я вообще реально невменяема.
Она будет верховным судьей, я – заслуженно обвиняемым.
Я фанат грязных и жестких порнофильмов.
Ей по вкусу больше Хичкок, ну или может быть Феллини.
Она знает толк в хорошем вине, я шарю в компах и флоппи.
Она сушит волосы феном, я сушу мозг крепко заваренным кофе.
Я обычно черти в чем, она всегда в изящном платье.
Мне по вкусу хардкорный металл, ей по душе караты.
Я навожу мутки, она же уперто докапывается до сути.
И если она – абсурдная стерва, то я вообще беспринципный сутер.

00:05 

J'en ai froid dans le coeur.
У Ли всегда было шило в одноименном месте и не по-детски ясная голова.
И все на свете неописуемо интересно, особенно то, что удалось сломать.
Ходить – до года, болтать – до двух, самостоятельна беспредельно.
Не любила, когда мама читала вслух и свой собственный День Рожденья.
Ли понимала все с полуслова, только в правилах не видела никакого смысла.
На люстре пробуя невесомость, мечтала стать известнейшим альпинистом.
Родные сначала любовались до умиления, потом стали хмурить брови.
В ребенке – ничего от прошлого поколения, подменили в родильном доме.
Мамины крики и папин холодный взгляд быстро встали стеной игнора.
А Ли всего лишь исполнилось пять, но она уже знает, как пахнет горе.
Ли просто хотела теплых людских объятий, ну и, может, сахарной ваты.
Мама, как куклу, ее одевала в платье и велела не отходить от брата.
Пытаясь обратить на себя внимание, Ли вела себя, как дьяволенок.
Всему виною обычное непонимание, ходившее рядом с нею еще с пеленок.
К семи годам, одичав, как волки, девочка даже не знала, что значит друг.
Любознательный взгляд заменился колким, в детстве - это нелегкий труд.
Родители стали дышать спокойней - отправили доченьку в первый класс.
Дома закончились мировые войны, пусть теперь учителя не спускают глаз.

23:14 

J'en ai froid dans le coeur.
Когда года пробегут минутами, в них будет радость, будет и грусть,
Давно позабытыми мною маршрутами, я все же сюда вернусь.
Что не сбудется, то не вспомнится, потеряется в пьяном бреду.
И гуляя по старым улицам, я покой свой здесь снова найду.

И зарю вновь встречая алую, в тишине трехслойных бетонных плит
Я найду ее – вечно усталую, с грустной улыбкой, мою Лилит.
И спрошу я: «Где ты была, любимая, я искала тебя сквозь года.
Почему ты, моя хорошая, не дождалась меня тогда?»

А в ответ, разбросавши локоны, расколов под ребром гранит,
Улыбнется моя светлоокая, поцелует меня Лилит.

00:18 

J'en ai froid dans le coeur.
Наверное, моим пра-пра-кем то был тот самый Чеширский Кот.
Откуда еще может взяться эта раздражительная улыбка?
Я даже знала одну Алису и в ее спальне был волшебный подземный ход
В Страну Чудес. Мы с ней проверяли страну на гибкость.

И когда-то мне братом был, наверное, Сумасшедший Шляпник.
Он поил меня сказочным чаем и сливочным маслом смазывал стрелки своих часов.
Мы с ним убивали Время, когда оно останавливалось внезапно
И в истеричном смехе лишились мы с ним голов.

А женою моей была тогда та самая Червонная Королева.
Жуткая стерва, признаюсь,смесь гнева, любви и фальши.
Ревновала зачем-то меня к Алисе, не зная ни капли меры.
Она бы точно снесла мне голову, если бы я ее не лишилась раньше.

Белый Кролик пытался меня споить и я выпила Зелье Роста.
Стала старше, взрослее, но со мной до сих пор говорят цветы
И в Зазеркалье у меня все тот же премьерский доступ.
Только вот не забыть бы мне, куда я отсюда должна идти.

23:41 

J'en ai froid dans le coeur.
Я – незнакомец, я - чужак. В толпе людей, в кругу знакомых
И мне туманом стелит мрак дорогу к звездам в невесомость.
Рождаюсь каждым утром ранним и умираю под закат,
Я в этом мире – просто странник, тропинка не ведет назад.

Я – прирожденный одиночка, так люди шепчут мне во след.
Я променяла их на строчки, от них во мне не гаснет свет.
Мне не бывает даже скучно, мне заменяет целый мир
Удар по клавишам беззвучно и запах изданных чернил.

Мне мама говорила с детства: «Опомнись, жизнь же впереди».
Она не знает просто средства, что жгет костер в моей груди.
Я мир вдыхаю грудью жадно и любопытства полон взгляд,
Я просто странник, ну и ладно, меня за это не казнят.

22:45 

J'en ai froid dans le coeur.
Моя Королева, простите меня, за столь дерзкие речи при полном дворе.
Простите, что я исчезаю под вечер; что не уступаю Вам в нашей игре.
Моя Королева, я жить обещаю, но только условие есть одно:
Мою роль никто не сыграет, пустующим будет рядом стоящий трон.

Я любила Вас тысячи лет, я помню все предательства и упреки,
Я в себя принимаю их всех, все Ваши жестокости и пороки.
Лязг кнута по спине, оковы, решетки и даже случайный расстрел.
Я прощаю Вам все, этот выбор лишь мой, это мой обретенный удел.

Я ведь шут, я проказник, обманщик и плут – не достойна я Вашей руки.
Моя Королева, простите меня, я не помню правил любимой своей игры.
Между временем и пространством, между выбором и судьбой,
Я всегда останусь для Вас опасной, но всегда лишь для Вас одной.

Моя Королева, я знаю всю боль разлуки, я знаю и вижу жизнь,
Что была и до, и конечно же, будет после мириадой чужих отчизн.
Я – противоречие, меня не должно и быть, но, умоляю, моя Королева
Вертье в меня, продолжайте жить, ради Вас я буду играть за белых.

21:26 

J'en ai froid dans le coeur.
Знаешь, мам, если бы я могла тебе все сказать, я бы рассказала
Как мне жаль, что я иногда в твою сторону брызжу ядом.
Как порой не могу уснуть, сожалея, о том, что я выпускаю жало.
А на самом деле все что хочу, это просто с тобой быть рядом.

В моем лексиконе, к сожалению, давно уже нет о любви и слога,
Не умею быть нежной, а ты так ждешь от меня ну хотя бы строчки.
Но прошу, родная, ты не сердись, и пусть петляет моя дорога,
Я всегда так старалась и буду быть для тебя самой лучшей дочкой.

Помню, мама, как ты хотела для меня стать большим - моей подругой,
А я не давала плести мне косы, не хотела быть на тебя похожа,
Я не сдерживала своих слов и в ответе часто бывала грубой.
Я давно простила тебя за все, и надеюсь, ты тоже сможешь.

Мой апельсиновый Содом

главная